Lalimo.ru

Система методов менеджмента

Управление как экономическая функция собственности

То, что распоряжаться одним и тем же объектом собственности может не только собственник, но также владелец, пользователь и, кроме того, управляющие собственника и владельца, есть очевидный факт. Поэтому, как уже говорилось, методологически неправильно категорию, которая относится к системе понятий управления, ставить в один классификационный ряд с категориями принадлежности.

Однако между распоряжением и собственностью есть несомненная связь. Глубинный смысл этой связи заключается не в том, что собственник благ может распоряжаться ими эта связь, напротив, является поверхностной, очевидной. Он заключается в том, что тот, кто фактически распоряжается благами помимо собственника, может при некоторых условиях стать собственником, не только фактическим, но и облеченным правом.

В основе такой метаморфозы лежит способ присвоения, который применительно к сфере производства и обмена продуктами принято называть способом производства, или хозяйствования. История предоставляет достаточно большое количество фактов, позволяющих обнаружить закономерность, что самостоятельное ведение хозяйства кем-либо с помощью чужих ресурсов, не принадлежащих по праву субъекту хозяйствования, превращает последнего в субъекта, которому фактически полностью или частично принадлежат результаты, а со временем и средства хозяйствования.

Так, в Древнем Риме рабы, самостоятельно ведущие хозяйство с использованием средств рабовладельца, не выходя из рабского состояния, приобретали возможность владеть значительным имуществом, имениями, собственными рабами и самим решать, оставлять ли все это своему господину или нет

Нечто подобное имело место и в крепостнической России, где крепостной мог приобретать землю на имя своего господина, который, как отмечал один наблюдательный путешественник, "не станет нарушать моральных обязательств, связывающих его с состоятельным рабом. Лишить этого раба плодов его труда и бережливости было бы злоупотреблением власти, на которое не решится ни один самый деспотичный боярин"

Что же касается наемных управляющих, то переход в их собственность имущества излишне доверчивых или легкомысленных помещиков был достаточно частым явлением.

На протяжении истории собственники, чрезмерно полагаясь на свое право и власть, не раз с удивлением обнаруживали, что производство, осуществляемое с использованием их законных средств, удовлетворяет не их потребности, а их управляющие фактически действуют как подлинные хозяева, оставляя им до поры до времени только титул собственника.

В Западной Европе, главным образом, в Германии и Франции, в течение двух-трех столетий с XI по XIII в. совершился массовый распад поместного хозяйства с соответствующим переходом собственности от прежних землевладельцев духовной и светской аристократии к управляющим поместьями. Имперские земли постепенно перешли в руки майоров (мэров), графов и других министериалов, первоначально являвшихся только слугами, должностными лицами по заведованию хозяйством. К XIII в. они уже образуют новое сословие, их должности превратились в наследственные, как и земля, которая была отдана им в качестве лена, т.е. платы за несение службы. Нередко они и прямо присваивали общественные (домениальные) земли. Начиная с ХШ в. как выморочные имущества, так и конфискованные земли поступали в пользу отдельных территориальных государей, а не имперской казны. Умаление значения императора как землевладельца шло рука об руку с общим упадком его власти.

Тот же процесс совершался и в аристократических поместьях. Виликус или майор, прежде простой приказчик из крепостных, в ХII в. превратился в министериала с рыцарским достоинством. Будучи обязанным доставлять вотчиннику продукты, производимые в имении и приносимые крепостными, он не только присваивал себе значительную часть оброка, ибо учитывать деятельность приказчиков представлялось почти невозможным, но и старался превратить свою должность в наследственную. Феодалы пытались препятствовать этим "поползновениям" и сохранить за собой право назначать мэров, но, в конце концов, эта политическая борьба закончилась не в их пользу бывшие слуги, выходцы из крепостных, мэры стали ленными владельцами и земли их в правовом отношении перестали отличаться от земель других феодалов. Если феодалы, не желавшие мириться с потерей своих прав, пытались отнять у министериалов право наследования должностей и связанных с ними ленов, то это уже рассматривалось как своего рода государственный переворот. Перейти на страницу: 1 2